Спецоперация

Ветеран СВО: «Командиры про бойцов из Башкирии говорят, что они — духовитые»

11.01.2024
Ветеран СВО, кавалер медали «За отвагу» ордена Шаймуратова Владимир Хлынцев рассказал, как экс-глава администрации Куюргазинского района Башкирии 54-летний Юлай Ильясов принял решение отправиться добровольцем на специальную военную операцию на Украине. Как объяснил г-н Хлынцев, который является депутатом местного райсовета, «Юлай Ильясов уже давно поднимал эту тему».

«На штурм лучше идти молодым, но у тех, кто постарше, есть опыт и ум»

 

Ветеран СВО отмечает, что уход мэра Куюргазинского района на фронт — это мужественный поступок и пример для всех, кто еще сомневается, стоит ли идти защищать Родину.

- Но, честно сказать, я не ожидал, что так будет, - признался Владимир Сергеевич. - Юлай Ильясов, как глава района неоднократно был в зоне СВО, навещал военнослужащих и понимал, что ему предстоит.

Депутат отмечает, что в зоне боевых действий предельный возраст – не всегда минус. 

- Конечно, на штурм лучше идти молодым, но у тех, кто постарше, есть опыт и ум, - полагает он. - Поэтому таким опытным людям, как Юлай Ильясов, надо давать определенные обязанности. При правильном распределении обязанностей опытных людей военное формирование будет работать, как единый механизм, четко и слаженно.

Владимир Хлынцев уверяет, что «все, кто сейчас оказался в зоне боевых действий, понимают, за что сражаются и верят в победу». 

- Большинство из них оказались там добровольно — у нас ведь не как на Украине, не хватают людей, когда они просто идут на работу, - говорит он. — Вот Юлай Ильясов — его же никто не заставлял, никто не агитировал. Это было его желание, его мужской поступок, его долг. Ну, а возраст... Я думаю, что даже если бы я был старше, чем сейчас, я бы все равно там оказался. Просто надо сейчас победить это зло так, чтобы оно не пришло сюда.

Владимир Хлынцев, служивший в зоне СВО в спецназе, попал в десантно-штурмовую бригаду, но очень хотел бы служить в именном башкирском батальоне. 

− Когда я уходил, батальон имени Шаймуратова еще только формировался, - говорит он. - Вы знаете, это огромный плюс в бою, когда ты знаешь человека, когда он не из Мурманска или Ростова, а, как и ты, из Башкирии. Ведь в бою важно доверять друг другу. Башкирские бойцы — они на очень хорошем счету, про них говорят, что они — духовитые, то есть у них огромная сила духа. Поэтому я знаю, что командиры других подразделений завидуют командирам наших именных батальонов.

Кроме того, добровольцам и мобилизованным из Башкирии завидуют военнослужащие из других регионов. 

- Ведь для них очень часто отправляют конвои с техникой, одеждой и необходимыми вещами, - перечисляет ветеран. - На передовую регулярно приезжают главы муниципалитетов и лично руководитель республики Радий Хабиров. Конечно, когда глава Башкирии вручает воинам награды прямо на передовой — это очень приятно. Это из серии «своих не бросаем», и это очень поддерживает.

Г-н Хлынцев объясняет, что сознательно пошел сражаться за Родину.

− Что заставило меня туда пойти? – вопрошает он. - Наверное, корни - я родился на Украине, тогда это был Советский Союз. Мой отец был военным летчиком, воевал в Афганистане. На Украине познакомился с мамой. Он был патриот, и после развала Советского Союза не смог дать присягу на верность Украине. Мы вынуждены были оттуда уехать.

 

«Здесь другая атмосфера, а ты еще как будто находишься там»

 

Владимир Хлынцев предполагает, что уже тогда его отец чувствовал, что на Украине происходят нехорошие изменения. 

- Возможно, уже тогда над идеологией в этой стране начали работать западные эмиссары, - рассуждает ветеран боевых действий. - Сейчас мы видим результат всего этого. И спецоперация всегда тоже - почему Владимир Владимирович так ее назвал? Ведь это, действительно своего рода хирургическая операция, схожая с удалением злокачественной опухоли. Ведь не все же там нацисты, есть и нормальное население, понимающее и адекватное. А есть больные люди, которых надо лечить. Они преследуют определенную цель, культивируют идеи о превосходстве одной нации над другой. Цель - сделать народ, подчиняющийся массой. Когда люди одержимы какой-то идеей, они ведут себя как послушные овцы. 

Последние восемь лет были очень тяжелыми для граждан Донбасса.

− Жалко население — за это время они такого насмотрелись, - признается ветеран СВО. - Особенно те, кто находились непосредственно под ударами, на линии соприкосновения — там шли бомбардировки по всему подряд без разбора. Там ведь стреляли по своим, как так? Кто-то уехал на Запад. Те, кто остались, — патриоты, которые верят в победу и будут жить на российской земле. Потому что мы в любом случае это российские территории.

Владимир Хлынцев из-за контузии не смог вернуться на фронт, но теперь ездит на передовую с гуманитарными конвоями. 

− В новые территории вкладываются огромные средства — там многое изменилось, - сообщил он. - Строятся дороги и здания, идет активная работа. Возвращаются люди. И, если сначала они не верили, что их жизнь изменится к лучшему, то сейчас убедились, что это так. Появились новые дороги, по одной из трасс мы смогли разогнаться до 180 километров в час.

По словам ветерана, на передовой по-прежнему нужна техника, такая, как квардрокоптеры и тепловизоры. 

- Их, как правило, покупают за счет благотворительных сборов, - поясняет он. - А дальше — отвозят по военным частям. Сейчас на передовой нужны теплые вещи, спальные мешки. Если в спальном мешке холодно, выспаться не получится, а от этого может зависеть жизнь бойца. Вещи приходится часто менять, потому что их может посечь осколками. Именно поэтому так важна поддержка военнослужащих из тыла.

Владимир Сергеевич признается, что «не везде можно проехать на передовую — где-то дороги заминированы, и военнослужащие знают тропы, а мы нет». 

- Можно и подорваться, - говорит он. - Поэтому рисковать нельзя.

Ветеран СВО рассказывает, что у всех, кто возвращается из зоны боевых действий «адаптация очень тяжелая». 

- Я бы хотел, чтобы министерство здравоохранения уделило внимание реабилитации ребят, вернувшихся из СВО, - говорит он. - У нас не хватает специалистов, медики изо всех сил стараются — это так. Но нужно больше уделить внимания этой работе, потому что это бьет по психике - я как раз столкнулся с вопросом по инвалидности. Ты приходишь — и тебе кажется, что тебя не понимают. Здесь другая атмосфера, а ты еще как будто находишься там, где идут ожесточенные бои и разрываются снаряды. Это очень тяжело. Нужны будут реабилитационные центры, и само общество должно относиться к ветеранам СВО с пониманием. Потребуется время, чтобы вылечить не только ранения, но и посттравматические расстройства.

Другие новости

Сегодня
Популярное
Что почитать

ОПРОС В Башкирии существенно увеличился минимальный размер оплаты труда. Как вам теперь будут платить зарплату?

Результаты