Стадион

Данил Аймурзин: «Никогда не сравниваю себя с другими игроками»

31.07.2023 Алексей ГОРЮНОВ
Нападающий Данил Аймурзин в минувшем сезоне довольно ярко ворвался в главную лигу страны, в 20-летнем возрасте записав на свой счёт 9 (4+5) очков в 22-х играх за «Салават Юлаев». Следующий сезон должен стать определяющим для подающего большие надежды форварда, но начнёт его Аймурзин уже в другом клубе. Летом «Салават Юлаев» обменял перспективного воспитанника в «Северсталь» на голкипера Александра Самонова. Накануне отъезда в Череповец Данил рассказал о его обмене, минувшем сезоне, первых шагах в спорте и своей медийности.

«Главное – знать, где живёшь, и куда идти играть в хоккей»

 

– Долго думал над предложением обмена?

– Думал всего пару часов, прямо там, в кабинете генерального директора «Салавата Юлаева» Рината Рашитовича Баширова. Вместе сидели, обсуждали как правильно поступить. Я высказал свои пожелания, он рассказал, чего хочет. В итоге решение осталось за ним. Я ушел, а он сказал, что еще подумает. Через пару дней он принял такое решение. Я рад и благодарен руководству за то, что они меня спросили, поинтересовались моими желаниями. Это хороший шанс для меня.

– Именно из этого разговора понял, что в «Северстали» будет всё-таки больше шансов себя проявить?

– Наверное, да. Он мне сказал, что меня там ждут, а я ответил, что не против, поскольку мне главное играть и показывать себя. Я с детства мечтал играть на «Уфа-Арене» и как можно больше сезонов провести в «Салавате Юлаеве», но посчитали плюсы и минусы, я подумал и решил, что это скорее всего правильное решение для моей дальнейшей карьеры.

– Поговаривают, что «Северсталь» готова была обсуждать только твою кандидатуру на обмен и новый главный тренер команды был лично заинтересован. Как относишься к этому?

– Не знаю, правда это или нет, только сезон покажет. Как бы сильно меня ни хотели – я должен соответствовать, так считаю. Я еду туда не потому, что меня ждут, а потому, что мне нужно доказать, что должен там играть.  

– Давления больше в родном клубе или на новом месте, где отдали за тебя довольно востребованного вратаря?

–  Не думаю об этом. Лично к самому себе у меня всегда больше требований, чем давление со стороны, поэтому оно на меня никак не влияет. Нужно просто показывать то, что я умею.

– Что успел узнать о Череповце?

– Численностью населения успел поинтересоваться. 300 тысяч человек. Ещё мне пару друзей из Уфы, которые там играли, рассказали, какие там есть торговые центры, еще что-то. На самом деле это хороший город без всяких лишних развлечений, на которые не придется отвлекаться от хоккея. Я считаю, это хорошо, всё внимание будет уделено хоккею.

– Шакир Мухамадуллин примерно также говорил про Сан-Хосе. Уфа отвлекает?

– Это всё от человека зависит. В Уфе есть куда сходить поесть, много мест, где стоит побывать. Я очень люблю поесть. Не сказал бы, что это мешает, но на хоккей делается не такой сильный акцент. Может быть как плюсом, так и минусом.

– Впервые уезжаешь из дома в другую команду. Есть волнение?

– Внутренне, конечно, прогоняю, думаю о том, какие варианты возможны. Сам понимаю, что еду и не знаю, чего ждать, но особо не волнуюсь по этому поводу. Думаю, сильно там ничем отличаться не будет. Главное, знать, где живешь, и куда идти играть в хоккей.

– Есть какое-то представление о том хоккее, который предложит команде Андрей Козырев? Что-то вроде того, что было у команды Игоря Ларионова в «Торпедо»?

– На самом деле, да, примерно представляю. С ним пересекались на пару недель в сборной, это хороший и сильный тренер. Хорошо его запомнил по позапрошлому сезону, когда наш «Торос» играл с его СКА-«Невой». Большую часть «регулярки» он возглавлял команду, и она играла в очень активный атакующий хоккей. Всегда держали шайбу и было тяжело против них играть, думаю, что Козырев не откажется от своей политики.

 

«Очень эмоциональный человек и тяжело переживаю поражения»

 

– В «Салавате» провел всего 22 матча, но играл довольно много и выходил с ведущими игроками команды. Хотелось играть больше?

– Я очень доволен прошедшим сезоном. Мог бы сыграть еще больше, но скажу, что выжал максимум из того, что мне давали. Выкладывался в каждом матче. Хочу сказать спасибо тренерскому штабу, они выпускали меня в большинстве. Я мог не играть в полных составах, но в большинстве выходил. Они дали мне хороший толчок в уверенности и понимании того, что я из себя представляю.

– По статистике практически каждый пятый твой бросок становился голевым. Была такая высокая нацеленность на гол или бросал только наверняка?

– Конечно, мы перед каждым матчем разбирали меньшинство и оборону соперника, примерно представляли их слабые места. Именно с моей позиции очень мало голов забивалось, старался больше играть на партнеров.

– Насколько это сложно – жить между Уфой и Нефтекамском, много времени тратить на поездки из одной команды в другую?

– Привыкаешь. Стараешься отвлекаться. Путь не такой уж длинный на самом деле, это не семь-восемь часов. Всего лишь два с половиной – три часа. Лежишь отдыхаешь, это же я мог делать и у себя в номере.

– Но две разные команды, с разными требованиями, это разве не выбивает из колеи?

– Просто немного меняется игровое время, в «Торосе» я играл чуть больше, чем в «Салавате». В «Торосе» требовалось решать матчи, но я на самом деле и в «Салавате» старался делать то же самое. Не просто играть и выполнять задачу не пропустить, старался решать, чтобы мои действия влияли на результат матча. Каждый игрок хочет так играть, а в Нефтекамске и в Уфе мне позволяли это делать, поэтому особых проблем перемещение по вертикали не составляло.

– Любишь брать ответственность на себя?

– Да, конечно. Не скажу, что я обижаюсь, если мне не удается забить решающий гол. Как, например, с Красноярском в плей-офф, мог забить буллит, но не получилось. Ничего страшного, я знаю, как это исправить в следующий раз.

– В минувшем сезоне тебе удалось сыграть в двух решающих матчах за «Салават» и «Торос», и оба закончились не в пользу команды. Долго перевариваешь такие неудачи?

– Когда вызвали в «Салават», мы понимали ответственность – 2:3 в серии и нет шага назад. Когда проиграли - было опустошение. Я очень эмоциональный человек и тяжело переживаю поражения, но я знал, что меня ждёт еще серия с Красноярском в ВХЛ. Старался быстро это забыть, поехать туда и помочь парням. Вели с «Соколом» 1:0 в серии, но, наверное, второй матч оказался переломным, который мы проиграли полным боевым составом. Старались вернуться, но сложилось так, как сложилось.

– Вся группа игроков из «Тороса», которая отправилась на шестой матч с «Салаватом», потом не смогла вернуться на свой привычный лидерский уровень в серии с «Соколом». Надломились психологически?

– Я думаю, что нет. Могу сказать за себя, что с «Соколом» я уже не думал ни о каком «Адмирале». Мы играли за «Торос». Просто так сложилась серия. Мы старались как могли и делали всё возможное, но бывают серии удачные, а бывают нет. Немного не подфартило, особенно в седьмой игре. Сделаем выводы и станем еще сильнее.

 

«В игре «Северстали» и «Салавата» друзей не будет»

 

– Что всё-таки помешало «Торосу» пройти Красноярск? По первому матчу казалось, что задача вполне выполнимая, а в седьмом матче такой разгром.

– Мне тяжело сказать. Вроде бы повели 1:0, всё шло хорошо, тут бац – два очень быстрых гола. Мы пытались отыграться, у нас были моменты, но «Сокол», наверное, выиграл за счёт того, что реализовали все свои моменты. Было уже тяжело собраться и доигрывали просто в конце при 1:5.

– И вратарь не выручал. Перегорели?

– Наверное, где-то так. Мы ехали на седьмой матч с очень серьезным настроем. Может быть, надо было попроще. Мы знали, что можем спокойно их обыгрывать, мы сильнее. Еще раз повторю, вот эти подряд пропущенные шайбы сыграли свою роль.

– Удивился, что «Сокол» смог в итоге дойти до финала?

– Они обыграли нас, значит, оказались сильнее. Очень хорошо используют свои моменты, нельзя было давать им никаких возможностей, как сделал «Химик» в финале, ничего не позволив им сделать.

– Возвращаясь к «Салавату», насколько психологически сложно присоединяться к команде, которой один шаг до отпуска?

– На самом деле я даже не волновался. В хоккее играют шестьдесят минут, у тебя будет время понять, как нужно сыграть. Тем более, я играл против «Адмирала» в регулярном чемпионате, они ничего особо не меняли. Просто в «регулярке» мы забили свои моменты, а в этом матче нам не удалось, а соперник использовал свой микромомент. Это не то, что нам не повезло или их удача, просто один использованный момент. Мы им не позволяли многого, но они воспользовались тем, что у них было.

– В первом сезоне в «Торосе» чаще ассистировал, чем забивал сам.  В минувшем сезоне отсутствие такого партнера как Пашин заставило больше брать игру на себя?

– Да, Саня любил бросать, и не секрет, что мы старались играть на него. Он любил забивать, но и нас не забывал. В этом сезоне вся тройка уже играла друг на друга, с кем бы я ни играл, каждый мог и забить, и отдать, поэтому получалось больше забивать, когда я был в более выгодной позиции, чем партнеры.

– Что приносит большее удовольствие – забить самому или отдать пас-конфетку на гол?

– Мне нравится больше отдать на пустые ворота. Получаешь кайф, когда сразу несколько партнеров участвуют в атаке, друг другу отдают и забивают в пустые. Это, наверное, самое классное, что есть.

– После вашего обмена «Салават Юлаев» приобрел Матвея Гуськова, чтобы закрыть твою позицию. Знаком с ним?

– Нет, не пересекались, лично не знаком. По-моему, один раз играли друг против друга, когда его спускали в «Звезду». Смотрел игры ЦСКА – хороший игрок, быстрый техничный центр. Хочется пожелать ему удачи в новом клубе, надеюсь встретиться на льду.

– Вольно или невольно, но ваш прогресс теперь будут сравнивать. Будет между вами заочное соревнование?

– Никогда не сравниваю себя с другими игроками, мне хочется, чтобы моя команда побеждала. Я буду следить за «Салаватом», как у них идут дела, хочу, чтобы у них всё было хорошо, но когда «Северсталь» будет играть против «Салавата» там друзей не будет и должна побеждать «Северсталь».

– Какого приёма ожидаешь на «Уфа-Арене»?

– Даже не знаю, чего ждать. Провёл не так много матчей на «Уфа-Арене», меня немногие болельщики узнают, мне кажется. Родственники, близкие люди и преданные фанаты, которые реально меня знают, должны встретить очень тепло. Буду ждать этой встречи.

 

«На данный момент я открыт миру»

 

– В одном из интервью ты упоминал, что не с первой тренировки проникся хоккеем. А чем еще мог бы заниматься, если бы не остался в хоккее?

– Первая моей секцией была футбольная. Родители думали отдать меня в шесть лет на футбол, о хоккее тогда речи не было. Но там набор был только с семи, поэтому нужно было ждать год либо попробовать что-то другое. Друзья папе посоветовали попробовать хоккей. На первую тренировку меня привели в спортивном костюме. На меня накричали, еще был невыспавшимся в шесть часов утра. Мне не понравилось. Спустя пару недель мне купили форму, на тренировке дали ящик, с которым я учился кататься. Так постепенно втянулся, появились друзья в хоккее, начало что-то получаться. Мне это начало нравиться, со временем я понял, что хоккей это моё. Хоккей приносит мне удовольствие, мне нравится всё, что мы делаем, хочу, чтобы хоккей сопровождал мою жизнь всегда. А по секрету скажу, что меня один раз хотели отдать на танцы. Не помню, что были за танцы, но мне не досталось пары и я танцевал с наставницей. Она была взрослой женщиной, а мне было четыре или пять лет. Мне было некомфортно. После этого занятия я сказал бабушке, что не хочу заниматься танцами, - смеется Данила.

– Кто из тренеров внес наибольший вклад в хоккеиста Аймурзина?

– Я думаю, это первый тренер Андрей Эуфетович Давлетов, которому я очень признателен. Он занимался с нами с самого детства, учил, что правильно, а что неправильно. Обучал всему в хоккее, он сыграл большую роль в моей жизни. Конечно, каждый тренер внес свой вклад: Николай Цулыгин, Павел Смирнов, Раиль Муфтиев. Они всегда были рядом, каждый что-то подсказывал, от каждого я брал что-то новое. Каждый по-своему воспитывал.

– Три года назад ты попал на Кубок Вызова МХЛ и там впервые почувствовал повышенное внимание журналистов. Я помню, сильно стеснялся тогда, а сейчас совсем другое дело. Стал старше или с опытом приходит уверенность?

– На самом деле я и сейчас довольно стеснительный человек. Не люблю вот это всё афишировать, скажем так. Сейчас, наверное, вырос. Понимаю, что в современном мире это необходимо. Люди интересуются тем, как живут хоккеисты, что делают и, наверное, это правильно. Я готов делиться и готов отвечать на любые вопросы. На данный момент я открыт миру.

– Ты очень активен в медиапространстве этим летом. Это уже третье интервью, завёл авторский телеграм-канал. Так прощаешься с Уфой?

– Не знаю, как назвать – прощание или начало чего-то нового. На самом деле сам удивлён, что так много интервью последнее время, но в то же время интересно разговаривать с новыми людьми, рассказывать кусочки чего-то нового из своей жизни.

– Во время отпуска начал вести телеграм-канал. Насколько готов быть активен не только в свободное время, но и во время сезона?

– Еще не думал о том, что именно буду показывать. Хотел делиться мыслями. Будет настроение – покажу, как живем, как питаемся, как общаемся. Но это дело случая. Буду выкладывать по настроению.

Другие новости

Сегодня
Популярное
Что почитать

ОПРОС После выхода на пенсию вы планируете

Результаты

https://sport-premium.ru/